Для правильной работы сайта требуется браузер с поддержкой JavaScript и Cookies должны быть разрешены.

Послушайте! Leopard Bonapart

Наш дебютный выпуск посвящен беседе с группой Leopard Bonapart. Вокалист Константин, клавишник Андрей и загадочная бас-гитаристка Маскара рассказали о своем творчестве, о главной беде российской публики и о своих взглядах на современное искусство.

О группе

Расскажите, как все начиналось? Как вам в голову пришла идея создать группу? Как каждый из вас решил, что хочет заниматься музыкой, а не каким-то другим видом искусства?

Константин: Примерно полтора года назад мы подумали, что неплохо было бы друг с другом подружиться и начать развивать группу, которая играла бы честную музыку, при этом качественную, на таком западном уровне, дабы составить конкуренцию существующей российской музыке. Назвали мы все это дело Leopard Bonapart – название придумала наша бас-гитаристка – и с тех пор вот играем.

А как давно вы вообще интересуетесь музыкой?

Константин: Ну, у нас такая ситуация, что все участники нашей группы кроме музыки ничем не занимаются. У нас нет дополнительной работы, мы не приходим уставшие вечером домой, чтобы пойти на репетицию. Мы в принципе занимаемся только музыкой и делаем это уже очень давно. Каждый из нас интересовался музыкой с детства, просто потом это плавно перешло в профессию.

Как вы оказались вместе? Откуда каждый из вас родом, и как вы собрались?

Андрей: Я из Пятигорска.

Константин: Я из Владивостока. Мы все из разных городов России, но мы познакомились, повстречались и начали заниматься творчеством, конечно же, в Москве.

Андрей:  На самом деле, я не слышал про эту группу практически ничего, и просто однажды мне позвонили с незнакомого номера. Я ответил, чего я обычно не делаю. И поступило предложение, на которое я не смог ответить «нет».

Кто же вам позвонил?

Андрей: Да вот, собственно, Маскара.

Вы были знакомы раньше?

Андрей, Маскара: Нет, вообще никак.

Маскара: Мы нашли его в социальной сети. Такой «русской рулеткой» выбрали человека, который теоретически мог быть нам полезен. И он оказался нам полезен!

А вы всегда существовали в таком составе – втроем? Мне казалось, что вас всегда было четверо. По крайней мере, так это выглядит на афишах и на ваших выступлениях.

Константин: Ну да, мы такая троица, как три богатыря, знаете. Такие «три богатыря инди-музыки». Если для воплощения наших идей у нас возникает потребность в трубачах, скрипачах или других музыкантах, мы зовем своих друзей… ну или недругов (смеется) и с ними уже делаем действо.

О творчестве

«Три богатыря инди-музыки»? То есть, вы сами определяете направление, в котором вы работаете, как инди?

Константин: Думаю, да, но с точки зрения независимости от какой-то звукозаписывающей компании.

Андрей: Свой стиль, на самом деле, мы одним конкретным словом не называем – зачем загонять себя в какие-то рамки?

Константин: Скажем просто, что сейчас мы по большей части играем серф с электронными синтезаторами…

Андрей: На английском языке!

Только на английском языке?

Андрей: Сейчас – да. Сейчас мы пишем альбом на английском языке.

То есть, это будет ваш новый альбом…

Андрей, Константин, Маскара: Первый!

А вы не планируете сотрудничать с какими-то звукозаписывающими компаниями?

Константин: Скорее всего, в Европе в следующем году мы заключим договор с одной компанией, но более конкретно мы будем говорить об этом уже после Нового года.

Если бы у вас сейчас была возможность выступить с концертом в любой стране, куда бы вы поехали?

Маскара: Я думаю, такая возможность представится нам уже летом. Сначала в Европу, конечно. Потом, возможно, уже в Америку.

Константин: С другой стороны, я думаю, в России выступать приятнее всего. Что-то родственное есть в этом. То есть, я не думаю, что, к примеру, концерт в Турции для большого количества людей произведет на нас большее впечатление, чем быть понятыми в России.

О современной музыке

Что вообще вы можете сказать о современной российской музыке? О популярной музыке, допустим. Что вам в ней нравится, что не нравится?

Константин: Если говорить о современной поп-музыке, то я могу сказать, что я рад, что появляются такие исполнители, как Иван Дорн и группа Therr Maitz, Антон Беляев. Не то чтобы я поклонник такой музыки. Но мне нравится, что в российской поп-музыке наконец-то появляются яркие элементы.

А что не нравится?

Андрей: Мне кажется, что в современной российской поп-музыке нет самобытности. В принципе, любая российская музыка берет свои корни откуда-то из-за границы. Может быть, это не так очевидно, но мне кажется, что это как-то так. По пальцам можно пересчитать отдельных "исполнителей от Бога".

Если говорить о других направлениях, не только о поп-музыке, есть в России что-то, что сейчас ярко выделяется?

Константин: Мне очень нравится современный российский хип-хоп, рэп. Российским рэперам удалось хоть какую-то индивидуальность сохранить, что-то привнести. Лучшие представители российского хип-хопа не похожи на западных исполнителей ничем. Совершенно разные вещи – энергетически, музыкально, в текстах поднимаются совсем другие вопросы. Невозможно сравнивать Влади или Гуфа с Эминемом. Мы им в чем-то даже завидуем.

И вы хотите создать такое же аутентичное направление посредством своего творчества?

Маскара: Ну да, в целом, да.

Андрей:  Мы хотим смешать некоторые элементы разных жанров, направлений, чтобы получить в целом что-то такое необычное.

А что вы пытаетесь донести до публики своим творчеством? Есть какой-то посыл, идея в вашей музыке?

Константин: Безусловно, идея прекрасного.

Андрей: Моя идея, в первую очередь, музыкальная. Это не какие-то тексты, в которых мы поднимаем злободневные темы, а особенности звучания. Первоначально достойной должна быть музыка.

О современном искусстве и о беде российской публики

Что вы можете сказать о современном российском искусстве? Можете ли вы себя отнести к нему?

Маскара: Мне кажется, сейчас под современное искусство можно замаскировать любую бездарную чушь, поэтому мы не считаем себя его поклонниками. Если говорить о кино… арт-хаус? Мне не нравится.

Можете ли вы сказать, что являетесь частью этого искусства?

Константин: Наша музыка находится где-то посередине между искусством непонятым и искусством массовым. По крайней мере, в моей голове это так. Причем, у людей существует определенное предубеждение относительно того, что мы русская группа. Российский человек считает, что если исполнитель русский, значит, его даже сравнить нельзя с западными коллегами. Это очень мешает людям воспринимать музыку.

Андрей: Некоторые могут даже отказываться слушать какую-то группу, если они знают, что она российская.

Константин: Я думаю, с этим стереотипом сталкиваются почти все молодые российские группы. Это касается даже не только музыкальных групп, но, например, и модных брендов. Большое количество вещей разных брендов, которые сейчас представлены в московских торговых центрах, изготавливается в России российскими дизайнерами. Но дизайнеры стараются называть свои бренды по-английски, чтобы у людей не возникало предубеждений. И ведь это работает! Люди идут в магазины и покупают эти вещи, думая, что если там есть надпись на английском языке, значит, все нормально, значит, это не какая-то фабрика «Швейка».

Что вы как исполнители можете сделать для того, чтобы помочь людям избавиться от этих предубеждений в отношении российских групп?

Константин: Мы как минимум имеем четкую позицию: несмотря на то, что мы можем записываться в разных странах, финальную доработку, реализацию идей мы будем осуществлять только в России без привлечения иностранных продюсеров. Другими словами, свою музыку мы будем производить только на российской территории.

Об очках

Вы часто носите очки, а Андрей так вообще, практически на всех выступлениях и афишах в очках. Для вас очки – это сценический образ или необходимость?

Андрей: Пока у меня их, конечно, не столько, сколько у Элтона Джона... Вообще, я считаю, что очки – это один из наиболее интересных аксессуаров. Я плохо вижу, но могу обойтись и без них. Скорее да, я их воспринимаю больше как аксессуар.

Какими должны быть идеальные очки?

Константин:  Прежде всего, я хочу сказать, что, если у человека есть хорошие, стильные очки, то другие элементы образа, одежда, могут быть не такими яркими. Другими словами, очки – это такой самодостаточный аксессуар, который не требует каких-то дополнений.

Андрей: Я считаю, что идеальными можно считать те очки, надев которые, человек слышит от других, что ему в них лучше, чем без очков. Очки, в отличие от любого другого аксессуара, очень сильно меняют внешность человека.

Если очки – такой самодостаточный аксессуар, какими они должны быть, чтобы надеть их и не думать об остальных аксессуарах?

Константин: Главное, чтобы человеку было комфортно. Я больше люблю не солнцезащитные очки, а оправы. У меня есть черные очки классической формы и бордовые очки с прозрачными стеклами.

Маскара: Я люблю очки формы cateyes. Я их полюбила после фильмов Хитчкока, потому что у него все ходили в этих очках!

Какие вы можете дать советы по выбору очков, чтобы человеку сказали: «В этих очках тебе лучше, чем без них»?

Андрей: Я думаю, тут играют большую роль такие факторы, как форма лица и все в таком духе…

А сами вы чем руководствуетесь при выборе очков?

Маскара: Я ориентируюсь на более классическую ретро-форму.

Андрей: Я тоже больше люблю классику, вайфареры, скорее всего.

Константин: А я люблю удивлять и надевать какую-нибудь неожиданную форму. Например, во время моды на зеркальные очки я могу надеть то, что было популярно полтора года назад.

О праздниках

Есть у вас какие-то определенные планы на новогодние праздники?

Маскара: У нас будет концерт 31 декабря в Ростове-на-Дону. Мы летим туда 31 днем, я думаю, это будет веселое путешествие (смеется).

Константин: Да, но мы, в принципе, ненадолго едем. В январе у нас предполагается основная работа над нашим первым альбомом. Сразу после Нового года мы засядем доделывать пластинку. А! Еще в январе мы будем выступать на супер-пупер вечеринке C.L.U.M.B.A. в «Кризисе жанра».

Получается, после Нового года можно ждать и выхода вашего нового альбома?

Константин: Не сразу, конечно, но он будет, да.

Андрей: Где-то весной.

Маскара: Скорее всего, в марте. Скажем так, чтобы не давать глупых обещаний.

Работа, работа и еще раз работа! Выходит, праздники обойдут вас стороной?

Константин, Маскара: Мы не воспринимаем это как работу!

Ваше творчество для вас – это больше хобби?

Андрей: Это наш праздник.

Маскара: Это наше все.

Константин: Мало того, что мы получаем деньги за концерты, в последнее время нам еще и присылают шампанское в гримерку. Поэтому сложно воспринимать это как работу. Сам факт того, что мы зарабатываем эти деньги – это приятный бонус.

Что бы вы пожелали нашим читателям?

Маскара: Слушать хорошую музыку! И доверять себе – и в музыке, и в кино, и в очках, - в любом искусстве в целом.

Константин: Я все-таки хочу пожелать отказаться от стереотипов по поводу русского творчества. Это важно.

Автор: Маргарита Русакова

Фото: Денис Савин

© 2017 Spaseebo™