Для правильной работы сайта требуется браузер с поддержкой JavaScript и Cookies должны быть разрешены.

Наши винтажные очки

Почему мы называемся андеграунд-оптика? Наверное, еще и потому, что мы из-под земли достанем то, что вам понравится. И если вы думаете, что видели все, устройтесь в кресле поудобнее, потому что сейчас мы вам покажем то, что вы вряд ли найдете в обычной оптике. У нас появились 5 винтажных солнцезащитных очков. Прикоснуться к ним, значит, прикоснуться к истории, потому что некоторым из них лет больше, чем нашему президенту. Но все по порядку.

Первое, с чего стоит начать, это великолепные Ray-Ban Shooter, в которых Джонни Депп в ’98-м году щеголял по съемочной площадке во время создания фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Немного потрёпанные судьбой, но все такие же колоритные, очки Ray-Ban Shooter заставляют мурашки по коже бежать от одного только взгляда на них.

Прочный металл, ацетатовый мостик и заушники, тот самый круг в центре, между линзами, и сами линзы – стеклянные, с гравировкой BL на каждой, вместо привычной RB.

Нам крупно повезло, потому что эти красавцы у нас в двух экземплярах: ярко-желтые, как в фильме, и черепаховые. Кстати, таких черепаховых вы точно никогда не видели: пятнистый узор есть не только на мостике, соединяющем линзы, и на заушниках, а даже по контуру самих линз!

Ювелирная работа. Интересно, что на желтой модели еще даже нет надписи Ray-Ban в уголке линзы, как на всех современный рэйбэнах. Понятно, кто из них двоих старичок.

Эти рэй-бэны, кстати, пожаловали к нам в весьма необычных футлярах! С одной стороны, это те же старые добрые фирменные чехлы, в которых живет каждая пара Ray-Ban. С другой стороны, они тоньше и длиннее, чем современные. А внутри каждого – твердый пластиковый каркас, защищающий очки от механических повреждений. В современных чехлах этот каркас тоже есть, но только с одной стороны, к тому же он полностью скрыт от наших глаз кожей и тканью, в отличие от футляров винтажных рэйбэнов.

Другая модель, которой не грех похвастаться – это редкие солнцезащитные очки Ray-Ban 12k GF Signet. Компания-производитель в своей истории развития относит их к периоду Hollywood Glam, когда, проснувшись после Второй Мировой, Голливуд обрел колоссальную власть над людьми, а в особенности над тем, что они носили. Так, почти одновременно с вэйфэрэрами, загипнотизировавшими мир после появления в «Бунтаре без идеала» и в «Завтраке у Тиффани», в начале 50-х показались на свет очки Ray-Ban Signet. Вот уже более 60-ти лет странствовали они по миру, пока, наконец, не пришли к нам. И знаете что? Дай бог всем так выглядеть в 60 с хвостиком.

Стеклянные зеркальные линзы с двойным градиентом все так же умело делают свое дело и отражают 100% солнечных лучей, при этом ни капли не искажая природные цвета. Оправа сверкает своим золотым покрытием 500-й пробы так, словно только что из мастерской, а оттиски на соединительном мостике и на дужках гласят: B&L Ray-Ban USA (на мостике) и B&L 1/10 12K GF 4 51/4 (на дужках). На переносье и на дужках с внешней стороны выгравированы горизонтальные линии, чего нет на других очках Ray-Ban (за исключением тех моделей, что появились под влиянием Signet). Ну а на линзах, конечно же, есть едва заметный знак BL.

Следующий редкий гость нашего уютного магазина – эффектный француз формы авиатор. Он относится к периоду 1980-х, а зовут его Cartier Vendòme Santos 62-14. Компания Cartier начала производить эти очки в 1983 году и закончила уже к началу 90-х, отчего серия получилась ограниченной, а сама модель ныне признается очень редкой. Солнцезащитные авиаторы Cartier Vendòme Santos успели покорить и кинематограф. Одно из наиболее известных явлений модели в кино – на лице Макса Зорина (Кристофер Уокен) в 14-м фильме о Бонде «Вид на убийство».

Стеклянные линзы с минимальным затемнением прочно сидят в золотой оправе. На переносье и шарнирах — серебряные вставки с золотыми винтами. Несмотря на отсутствие опознавательных знаков (например, пробы), специалисты компании Cartier подтвердили, что эта оправа Cartier Vendòme Santos 62-14 была сделана из медного сплава, а затем покрыта слоем из желтого золота. В самых неожиданных местах можно найти характерные знаки — свидетельство оригинальности бренда. Это буква C на дужках и перекрещенные C на носоупорах, золотые пластинки с гравировкой Cartier на заушниках, оттиск Cartier Paris 61 14 на мостике, соединяющем линзы и, конечно, Cartier Paris Made in France на левой дужке. На дужках, кстати, указаны ширина оправы и длина дужки — 140 и 135 мм соответственно. А благодаря красной фирменной коробке-шкатулке, в которой к нам приехали эти винтажные Cartier Vendòme Santos 62-14, они сохранились так, словно их надевал только Кристофер Уокен, в начале, и в конце фильма. Хотя, кто знает, может, так оно и есть?

Пятые и последние витнажные очки, очередные авиаторы, носят благородное имя Henry Jullien. Вернее, Henry Jullien – это компания, которая произвела эти замечательные авиаторы. Нам не удалось точно определить, какая это модель, но она очень похожа на Henry Jullien – Tobago. Таинственные, но очень красивые очки Henry Jullien, которыми мы нынче обладаем, были сделаны во Франции, ориентировочно, в 90-е.

Оправа сделана из металла с ацетатовыми вставками на шарнирах и заушниках. Эта модель, хотя и молодая, весьма необычная. Металлические прутья закручены в затейливые витиеватые дужки, и этот же узор повторяется на переносице. На мостике выгравированы горизонтальные полосы и название бренда – Henry Jullien, а на шарнирах с одной стороны – Keano (возможно, название модели), а с другой – цифры 56-15 (ширина линзы и переносицы).

Линейный узор гравировки, кстати, повторяется еще и на носоупорах. Эти очки легче, чем все остальные (винтажные) благодаря пластиковым линзам, которые вставлены в оправу. Цвет линз – темно-зеленый, который, как и серый, не искажает природный цвет окружающих объектов.

© 2017 Spaseebo™